Дочь умершей от коронавируса минчанки задала три вопроса Каранику

коронавирус

24 апреля мать психолога Татьяны МолодьяновойЛюдмила, скончалась в 4-й больнице Минска от коронавируса на аппарате ИВЛ. Ей было 69 лет. 26 апреля она была похоронена на кладбище в Королевом Стане. Татьяна направила министру здравоохранения вопросы об информировании родственников о состоянии заболевших близких. Эти вопросы остались без ответа, передает «Радыё Свабода».

«Они даже не могут попрощаться со своими близкими перед смертью», — сказала Татьяна Молодьянова, когда ее мать была еще жива. И так случилось. В последний раз Татьяне удалось поговорить с матерью 15 апреля.

Через несколько дней после смерти матери Татьяна Молодьянова написала в Facebook о цифровых технологиях и COVID-19, которые разделили ее жизнь на «до» и «после»:

«Мы подарили маме ее первый смартфон 8 марта и научили ее немного пользоваться им, делать телефонные звонки, делиться фотографиями и видео через Viber, разговаривать по видеосвязи. Так мало успели… Но все же показали маме панорамную фотографию нашей новой мебели на кухне, которую мы только что закончили собирать. Даже в начале болезни ее познакомили с помощью видеосвязи с Руби, щенком корги, которого мы купили… Но Covid-19 разделил нашу жизнь на «до» и «после».

Мы столкнулись с ужасной реальностью, неспособностью попрощаться, провести поминки, отказом большинства священников отпеть «таких» мертвых … Но мы справились. Моя семья (муж, папа, тети, сестры, дочь, зять, сын, друзья) превратили свои сердца в одно большое сердце.

И мы нашли священника, получили лучшее место на кладбище, и даже «за поминальным столом» были все вместе, организовали онлайн-чат, где на связи были мои родственники из Могилева, Бельгии, Анталии, Москвы и других мест. Интернет-технологии пришли на помощь в эти трудные времена и помогли мне быть вместе с моими близкими, почувствовать их поддержку и поделить с ними эту невероятную боль.

Мы показали этой заразе «кузькину мать». Пусть у СОVID-19 получилось разделить нас географически, но никак не душевно. Я благодарна за возможности, которые предоставляют нам онлайн-технологии», — написала Татьяна.

После отчаянного поста в Facebook 15 апреля, когда ее мать была в больнице, Татьяна Молодьянова получила много отзывов, поддержки и соболезнований через социальную сеть. «Низкий поклон всем, кто поддерживал меня мыслями, словами, молитвой, делами. Я получила более 2000 сообщений и отзывов за последнюю неделю. Пожалуйста, примите огромную благодарность», — написала женщина.

История болезни мамы Татьяны Молодьяновой

По словам Татьяны Молодьяновой, ее мать заразилась COVID-19 в кардиологическом отделении больницы скорой помощи, куда она попала с сердечным приступом в середине марта. Как сказала Татьяна: «мать выписали домой с симптомами коронавирусной инфекции, ее состояние ухудшилось через день, а 29 марта она снова была госпитализирована в кардиологию. 4 апреля она была переведена в реанимацию в тяжелом состоянии с двусторонней пневмонией. 6 апреля тест на COVID-19 дал положительный результат, и мать была срочно отправлена в 4-ю минскую больницу, терапевтический корпус, который стал изолятором для пациентов с коронавирусом».

Татьяна Молодьянова сказала, что самым страшным для нее был не только COVID-19, но и информационный вакуум, потому что в реанимации пациентам запрещено иметь мобильные телефоны. По словам женщины, в отделение практически невозможно дозвониться. Ей не удавалось на протяжении многих дней и ночей.

«Больницы, где лечат пациентов с коронавирусом, стали более закрытыми, чем тюрьмы», — сказала она. Татьяна Молодьянова подчеркивает, что она очень уважительно относится к работе врачей, которые работают в трудных условиях и делают все для спасения жизни. Она призвала в условиях пандемии изменить существующую систему, чтобы родственники могли знать, что происходит с их больными близкими, и каким-то образом помогать им.

Три вопроса министру

17 апреля на пресс-конференции министр здравоохранения Владимир Караник пообещал в ближайшие дни ответить на вопросы, присланные ему через сайт Министерства здравоохранения. Есть специальная возможность — письмо министру.

В тот же день журналисты направили следующие три вопроса министру здравоохранения и пресс-службе министерства здравоохранения:

1. Можно ли разрешить пациентам с коронавирусом иметь в реанимации мобильные телефоны, чтобы их родственники могли их поддержать, и в трагических случаях это будет единственной возможностью для них успеть попрощаться по телефону?

2. Можно ли установить надежный канал постоянной коммуникации между родственниками и врачами? Как показывает практика, в отделения практически невозможно дозвониться. Возможно, можно было бы обозначить определенное время и ответственного сотрудника, который мог бы предоставить семье доступную информацию о пациенте (которая находится в компьютере)?

3. Существуют ли возможности для организации альтернативного ухода за пожилыми и малоподвижными пациентами с коронавирусом (мытье, кормление, переодевание)? Обычно родственники помогают делать это в больницах. В настоящее время в условиях пандемии больницы, где лечат инфицированных, закрыты, больные изолированы, не хватает младшего медицинского персонала. Есть ли альтернативные варианты ухода, которые могут быть организованы родственниками?

Аналогичное письмо написала Татьяна Молодьянова. Ответа пока нет. Татьяна говорит, что если бы была реакция, она могла бы помочь родственникам других пациентов с коронавирусом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: