«Сказали пить ангримакс и отправили домой»: гомельчанин умер от коронавируса

«Сказали пить ангримакс и отправили домой»: гомельчанин умер от коронавируса

11 мая 56-летний Анатолий умер в реанимации первой городской больницы в Гомеле. Он чувствовал себя плохо с 21 апреля, передает «Радыё Свабода».

«Отправили домой из поликлиники и сказали, чтобы пил ангримакс. Когда мы вызвали скорую помощь, они были возмущены», — рассказывает его гражданская жена Елена.

21 апреля 56-летний Анатолий заболел: поднялась температура, начался сухой кашель.

«Он пошел к врачу в поликлинику. Назначили ангримакс. Три дня пил — температура и кашель не прошли. Ни снимка, ни анализов не сделали сразу. Выписали антибиотик. Но все равно не стало лучше. Однажды ночью он не мог спать, была одышка. Анатолий попросил вызвать скорую помощь, велел мне ехать в больницу. Температуру сбивали парацетамолом. Скорая помощь прибыла. Медики ничего не сделали, только измерили температуру. Они были возмущены: мол, почему нас вызвали? Они сказали пойти к районному врачу и уехали», — говорит Елена.

Анатолий не поправлялся. В результате, пропив антибиотики в течение шести дней, он снова пошел в поликлинику. Оттуда его немедленно отправили в больницу.

«Там кололи антибиотики, сбивали температуру, но она не опускалась ниже 37,5, она наоборот поднималась до 39 градусов. Одышка не прошла. Поставили капельницы, заменили антибиотики. Применяли экспериментальное лечение — как при малярии. Тест на коронавирус был взят в больнице, на седьмой день результат был положительным», — вспоминает жительница Гомеля.

«Еще до больницы, когда пульс участился и возникла одышка, Анатолий сказал: «Если со мной что-нибудь случится …» Объяснил, где деньги, где какие вещи… Видимо, он предвидел, что может умереть … Я успокаивала его. Анатолий позвонил из больницы, сказал, что ему очень тяжело, он очень слаб, не может встать с постели, дышит с помощью кислородной подушки. Утром 11 мая я позвонила — а телефон не ответил. Затем медсестра подняла трубку и сказала, что Анатолия перевели в реанимацию. Я спросила доктора, будет ли мой муж жить. Она ответила: «Вы туда не ходите, я не знаю …», — говорит Елена сквозь слезы.

Вечером 11 мая позвонили из больницы и сказали, что Анатолий умер. Елена не была на его похоронах — она контакт первого уровня и находится на самоизоляции. Ее первый тест показал отрицательный результат. Родственники Анатолия похоронили его.

«Тело кварцевали в течение получаса, прежде чем отдать. Когда врачи вскрывали его, легкие были как матовое стекло … Его похоронили среди тех могил, которые растут, как грибы», — добавляет жительница Гомеля.

Она говорит, что Анатолий был светлым и жизнерадостным человеком, поддерживал всех во всем, не игнорировал ни одной просьбы, «никто не слышал от него дурного слова». Он был верующим, католиком, часто ходил в костел, читал литургические чтения.

«Недавно мы начали жить вместе, планируя решить наши финансовые проблемы и зарегистрировать брак, — говорит Елена. — Но не успели… Где Анатолий мог заразиться — я не знаю. Работал на предприятии слесарем. В транспорте, в магазине — везде, где он мог быть. Ведь многие из тех же пациентов сейчас гуляют и ездят по городу».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: