Завотделением минской инфекционки: «Моя больница — одно из самых безопасных мест»

Завотделением минской инфекционки: «Моя больница — одно из самых безопасных мест»

Заведующий диагностическим отделением Минской городской клинической инфекционной больницы Игорь Гуцалюк стал героем интернет-проекта Humans of Minsk об историях жителей столицы. Он рассказал о начале эпидемии и буднях в больнице и о том, как изменилась его жизнь из-за коронавируса.

По словам 36-летнего медика, он и коллеги с самого начала следили за новостями из Китая.

«Понимание того, что грядет большая проблема, пришло еще в январе. Инфекционная больница сразу начала подавать заявки на закупку защитных костюмов и респираторов, поэтому мы были полностью готовы к приему пациентов с COVID-19. На самом деле моя больница — одно из самых безопасных мест.

Корпуса «инфекционки» изначально были спроектированы для лечения пациентов с учетом разделения на грязные и чистые зоны. Мы — узкоспециализированный стационар, такой тип больниц остался преимущественно только в странах постсоветского пространства. В Европе от этого давно отошли. К сожалению, к такой беде ни одна система не готова в принципе», — рассказал врач.

По его словам, в 2009-2010 годах, когда была эпидемия свиного гриппа, он уже работал в инфекционке, и было «примерно то же самое».

«Этот опыт сейчас очень помогает, не боишься брать на себя ответственность. У нас хороший коллектив, который работает как слаженный механизм. Когда нужна помощь, коллеги без вопросов приезжают из дома в нерабочее время. Мы очень сплотились за последние месяцы […]. Сейчас в нашей инфекционной больнице все работает как часы. Начиная с приемного отделения, заканчивая выпиской пациента. Как перемещаются пациенты, по какой лестнице идут они, а по какой медперсонал, где переодеваются работники — все продумано и организовано.

Но в других больницах осознание происходящего, понимание необходимости разделения зон пришло далеко не сразу. Очень многие коллеги ставили под сомнение необходимость разделения грязной и чистой зон, наличия шлюзов и прочее. Нельзя сделать чистым отделение с десятиместными палатами и одним туалетом на этаж. В таких условиях работать необходимо только в СИЗ. Отрадно, что в последнее время мнение коллег стало меняться», — отметил доктор.

По его словам, сначала ему самому было страшно работать с пациентами с неизученным вирусом, но за неделю страх прошел.

«Потом были негодование и обида, когда ты пытаешься что-то предпринять и рассказать, как правильнее, но это не воспринималось некоторыми коллегами. Затем пришло спокойствие: я не могу, условно, повернуть планету вспять, поэтому просто делаю на месте что могу — лечу своих пациентов. Появляется много научных статей об отсутствии лечебных эффектов различных препаратов при коронавирусной инфекции. Но я все равно пытаюсь действовать — работаю с тем, что у нас есть. И я не могу сказать, что не вижу эффекта, наши пациенты поправляются», — рассказывает медик.

Тем не менее, признался он, переживать период эпидемии морально тяжело, в первую очередь из-за вынужденной разлуки с близкими и беспокойства за родителей.

«Ты раньше жил по совершенно иной схеме. Работа у тебя, допустим, с 8 до 16, а остальное — это личное время, которое тратишь на себя и семью. Я не ночевал дома уже около двух месяцев, чтобы обезопасить своих близких. Семья для меня — это моя душа и психологическая защита. Не видеть жену и дочек очень тяжело. Младшая уже говорит целыми предложениями, а я понимаю, что все пропустил. Тяжело.

У меня есть родители, которых я сильно люблю и по которым очень скучаю. Я даже думать боюсь, что будет, если они инфицируются. Знаю одно: если такое произойдет, тут же сяду в машину, приеду в Лиду, где они живут, и заберу на лечение к себе. Только в своей больнице я могу быть уверен, что будет сделано все, что необходимо и возможно», — признается доктор.

Он не стал отправлять дочь в школу, так как считает, что это опасно для учителей.

«Если супруга еще сомневалась, то я был однозначно и категорически против, чтобы старшая дочь посещала сейчас школу. Мне очень не хочется, чтобы детки принесли свои безобидные легкие ОРИ, которые могут быть вызваны коронавирусом, своему прекрасному и любимому классному руководителю, которой уже не 20 лет. А в какой форме будет болеть преподаватель и чем это может закончиться — не знает никто. Как будет действовать вирус в организме, во многом зависит от иммунной системы человека и его резервных возможностей. И я никому не желаю их проверять», — говорит врач.

Напомним, в Беларуси на сегодня выявлено уже больше 30,5 тыс. случаев коронавируса.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: