Вирусолог: Переболевшим COVID-19 стоит посмотреть через год, как ведут себя почки, сердце, легкие

Вирусолог: Переболевшим COVID-19 стоит посмотреть через год, как ведут себя почки, сердце, легкие

Вирусолог Николай Полещук, 71 год, доктор медицинских наук, профессор. Руководил лабораторией морфологии вирусов и клеток, позже переименованной в лабораторию электронной микроскопии РНПЦ эпидемиологии и микробиологии.

С 1999 г. заведовал отделом эпидемиологии и иммунопрофилактики инфекционных заболеваний, руководил лабораторией диагностики сочетанных бактериально-вирусных инфекций и биологического контроля. С 2013 г. — главный научный сотрудник лаборатории диагностики сочетанных бактериально-вирусных инфекций РНПЦ эпидемиологии и микробиологии. Автор более 500 научных трудов, 9 авторских свидетельств и патентов на изобретения, двух монографий.

— Николай Николаевич, многие уже переболели коронавирусом, и возник новый вопрос — мутирует ли вирус, можно ли заболеть повторно и как скоро? Ведь подвидов коронавируса много.

— Да, в начале 2000-х, если помните, было заболевание SARS, которое тоже вызывалось коронавирусом. Сейчас вирус назвали SARS-CoV-2, а вызываемое им заболевание — COVID-19. Инфекция новая, а каждый вирус отличается своими свойствами, своей устойчивостью в окружающей среде — то есть дальнейшая его судьба зависит от многих факторов и может быть различной. Грипп постоянно циркулирует в природе, почти все мы инфицированы герпесом.

Есть корь, краснуха — от них нас вакцинируют, вырабатывается напряженный иммунитет. А вот штаммы гриппа каждый раз меняются, приходится вакцинировать людей каждый год. Если от коронавируса создадут вакцину, по опыту других вакцин могу сказать, что, скорее всего, она будет давать безопасность на год, как при гриппе.

Почему одни в пожилом возрасте тяжело переносят, а другие легко? Многое зависит не только от организма, но и от вируса, его концентрации и подтипа.

— Противники вакцинирования уверяют, что вакцины вызывают в организме мутации, в том числе запускают онкологические процессы.

— Сейчас другие вакцины, они не содержат целых вирусных частиц. С другой стороны, если напрягаешь иммунитет многими антигенами — он тоже страдает. Поэтому люди и не хотят вакцинироваться. Но взять тот же туберкулез — в цивилизованных странах его количество тоже растет, потому что не вакцинировались.

«Ты можешь всю жизнь оставаться источником инфекции»

— Вы почти полвека в медицине. Помните вспышки, схожие с сегодняшним коронавирусом?

— Учтите, что сейчас век интернета, век связей, мы получаем любую информацию, делимся ею. А раньше такого не было.

Кто в лабораториях делал тысячи тестов? Не было такого. А люди болели.

Ведь часто люди болеют, клиника есть, а лабораторный диагноз отрицательный. Считаю, что нужно разрабатывать более чувствительную тест-систему.

Что касается перерождения коронавируса — безусловно, он будет циркулировать в организмах, в которых оказался. Нет, сам вирус может и уйдет, а остаточные его явления все равно будут. Вспышки гриппа и ОРЗ обычно бывают осенью и весной. Поэтому вероятность осенней вспышки остается.

— Думали, что к лету уйдут вирусы, придут бактерии. Почему коронавирус не уходит?

— Потому что вирулентность вируса (болезнетворность. — Ред.) большая. Концентрация высокая, плюс общество скученное, мы плотно контактируем друг с другом — в транспорте, на производстве, в гипермаркетах. Раньше ж такого не было — чтобы тысячи людей в одном магазине.

— Когда коронавирус только появился, многие говорили «Ай, ерунда! От гриппа больше умирает — до 650 тысяч в год!»

— Мы с вами очевидцы. Есть те, кто легко переболел, а есть те, кто до сих пор мучается и не может оклематься.

Есть один доцент — он переболел, неделю была температура 38,5, а анализ был отрицательный. Положили в больницу, причем он молодой мужик, здоровый — кровь с молоком.

Когда его спросили про ощущение, он ответил: «Не дай бог такое перенести!» А после гриппа вы про такое слышали? Нет, обычно говорят: «Ну да, переболел, температурил, лихорадило», но такого ощущения у людей не было.

Конечно, паника не нужна ни на каком уровне, но и шапкозакидательского настроения не должно быть. Раз проблема есть, мировое сообщество рекомендует носить перчатки и маски — значит, это правильно. Да, не всегда спасет, но помочь может.

И вот уже и наши стали в метро объявлять о таких мерах безопасности — чтобы пассажиры надевали маски и перчатки.

И потом, сейчас все врачи ИВЛ научатся ставить — раньше даже такой потребности не было. Уже научились, протоколы пошли, конференции.

Стало понятно, что чем позже заболеешь — тем легче перенесешь. Потому что вирус который месяц циркулирует в обществе, теряет при этом вирулентность. Становится не таким агрессивным.

Если бы он нас всех убивал — он бы и сам погиб. А он будет стараться приспособиться, чтобы в итоге выжить. Повреждать, но не убивать, как и любой микроб.

— Коронавирус попал в организм, человек переболел, и вирус уходит, оставляя антитела?

— А вот уходит или нет — никто не знает. На мой взгляд, он остается — есть острая, латентная и персистентная форма инфекции. Ты можешь быть ее источником всю жизнь. Но все это еще предстоит тщательно изучить и подтвердить.

«Любая инфекция может вызвать необратимые реакции в организме»

— Раньше говорили, что при коронавирусе пропадают обоняние и вкус, появляется кашель сухой, воспаляются легкие. Сейчас стало известно, что коронавирус поражает сосудистую систему, вызывает кровоизлияния — от мелких сосудов до инсультов. Насколько это характерно для данного вируса?

— Поражение легких — это одно. Но я скажу другое: все, кто перенес, пусть посмотрят на свой организм через год — что с ними творится? Как ведет себя печень, как почки работают, как головной мозг?

Вирус-то куда-то внедрится, раз он повреждает сосуды — значит, может прорываться и в центральную нервную систему. Значит, будут отдаленные последствия, уже, по-видимому, не связанные с вирусом. Вот чего боятся специалисты — отложенных во времени последствий. Еще неизвестно, что лучше: перенес тяжелую форму и выкарабкался или переболел легко, а вирус скрылся в организме и появится в новых формах в органах человека…

Когда у человека развивается острая форма инфекции — значит, организм распознал опасность и борется с ней. А когда латентная, скрытая форма — вирус может спокойненько поражать другие органы и системы и способен надолго затаиться.

— Много есть вирусов, которые запускают такие отложенные последствия?

— Возьмите корь — перенес, а через годы может развиться подострый склерозирующий панэнцефалит. Это поражение ЦНС — человек становится инвалидом. Это тяжелое заболевание, вызывающее парезы, параличи, умственные нарушения.

Или тот же герпес — у одних протекает спокойно, у других поражается ЦНС. Почему прививают от полиомиелита? Одни переболели — и ничего, а у других поражается ЦНС. Отдаленные последствия коронавируса еще предстоит оценить через год — три — пять.

— Как можно гасить действие вирусов?

— Еще до конца не изучены пути передачи коронавируса. Возможно, он может передаваться через воду, с продуктами.

Чтобы развилась любая инфекция — вирус должен не просто попасть в организм, нужно его определенное количество. Одна вирусная частица никогда не вызовет инфекционный процесс. Вирусных частиц, как правило, должно быть сообщество — 100 и более.

Почему постоянно повторяют «Мойте часто руки!»? На нас куча микробов — кишечные палочки, патогенные микробы — но их мало, предельно допустимая концентрация, и они, как бы ни старались, не в силах вызвать инфекционный процесс.

Патология развивается, если в организм попал микроб в количестве, достаточном для его дальнейшего размножения и нанесения вреда. Важно еще и куда попал микроб — в носовую, ротовую полость или глаза. Одни штаммы вируса прикрепляются к клеткам ротовой полости, а другие, вероятно, могут дальше проникать и поражать кишечник.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: